?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это моя первая заметка в этом сообществе.  Хочу поделиться о своих впечатлениях от Тенерифе и результатах моих изысканий относительно коренных жителей и истории их покорения.

В своих поездках по северу острова мы не уставали восхищаться великолепными видами, открывающимися с многочисленных мирадоров. Красота гор Анага удивительна настолько, что ее трудно описать словами. Постоянно возникает ощущение какой-то нереальности всего окружающего. Волны холодного океана, сурово накатывающие на живописные скальные утесы. Облака, цепляющиеся за ветви лавровых лесов. Многочисленные ущелья, густо поросшие древовидным кустарником. Чувствуешь себя очутившимся на красочной иллюстрации в книжке со сказками.

И в то же время места эти хранят память о драматических событиях, отделенных от нас целыми столетиями. 

Конечно, все это случилось очень и очень давно. Но стоит лишь призвать на помощь свое воображение и на мгновение прикрыть глаза, как теплый канарский ветер откроет перед тобой картины исчезнувшей эпохи, полной тайн и открытий. 

 

Приглядевшись, ты увидишь на холме загорелого мужчину среднего роста. Солнце ослепительно отражается на его железном шлеме, покрытом яркими перьями, и латах. Плечи мужчины покрывает ярко-алый плащ. Дон Алонсо Фернандес де Луго собственной персоной. Слегка надменным и колючим взглядом он обозревает окрестности. 

У подножья холма расположилась его армия. Он привел на Тенерифе две тысячи пехотинцев, многие из которых вооружены мушкетонами, и две сотни всадников. В качестве средства усиления в хвосте колонны мулы тянут орудие - небольшую пушку. 

Сердце дона Алонсо наполнено волнением. Как иначе, ведь сейчас вершится дело всей его жизни! С какой завистью смотрел он на Христофора Колумба, походы которого приносили тому славу и почести. А ведь корабли Колумба были куда хуже кораблей дона Алонсо! Недаром перед своим вторым плаванием Колумб просил у де Луго помощи в починке своих судов. 

Теперь же по праву была очередь благородного дона сполна получить славу покорителя земель.  

А Тенерифе - остров особый. Богатый. Но неприступный. Ведь к тому времени уже все острова Канарского архипелага находились под властью кастильской короны. Все, кроме Тенерифе. Проблема была в том, что на этом острове жили особо воинственные гуанчи, и попытки захватить его неизменно заканчивались неудачами. 

Но дон Алонсо занялся решением вопроса основательно. Для финансирования похода ему пришлось продать все свои сахарные плантации и заручиться поддержкой итальянских банкиров Севильи. Даже королева Изабелла Кастильская одобрила его начинание и назначила адмиралом военной экспедиции. В результате, в поход дон Алонсо заложил целых пятнадцать судов. 

Высадившись на севере острова, первым делом де Луго установил большой деревянный крест и возвел форт. Кстати говоря, именно этот крест впоследствии дал название будущей столице острова - Санта Крус, т.е. Святой Крест.  

После этого де Луго приступил к приготовлениям для похода вглубь острова. В долине он встретился с самым влиятельным менсеем гуанчей Тенерифе, который носил имя - Бенкомо. Де Луго предложил ему дружбу, принятие христианства, и подчинение испанской (кастильской) короне. 

Бенкомо согласился с первыми двумя пунктами, но от подчинения категорически отказался. Впрочем, дону Алонсо его согласие и не требовалось. Слишком много он вложил в этот поход, чтобы остановиться на полпути. Фактически, отказ Бенкомо от покорения испанцам сделал войну неизбежной. 

И вот де Луго, высадив на остров всю свою армию, двинулся вглубь Тенерифе. Испанец даже не догадывался, что в это время Великий Менсей Таоро и, по совместительству, Главный Островной Король Бенкомо тщательно и методично готовился к обороне. Он объединил свои силы с племенами Дауте, Икод, Такоронте и Тегуэсте. Собрав сводный отряд общим количеством три тысячи человек, Бенкомо был намерен достойно встретить захватчиков. Оставалось решить лишь один вопрос - где навязать испанцам бой? 

Между тем, армия дона Алонсо, продравшись сквозь кустарник и лавровые леса, вышла к северному побережью острова. В пути солдаты не встретили и намека на гуанчей. Казалось, все обитатели острова просто испарились в воздухе, словно остров был необитаем. Даже привычные глазу островные дикие козы, которые в больших количествах водились на Тенерифе, исчезли вдруг без следа. 

Собственно, это обстоятельство позволило солдатам расслабиться. Дело в том, что такое уже бывало на других островах Канарского архипелага. От страха перед испанцами, гуанчи бросали все, забирали с собой лишь домашний скот и уходили в горы. Там они обычно прятались, в то время как испанцы методично занимали низинные области островов. В общем-то, уйдя в горы, племена гуанчей уже, как правило, серьезной опасности не представляли и позволяли тем самым испанцам вовсю хозяйничать на своем острове. 

Здесь, на Тенерифе, события развивались по аналогичному сценарию. "По-видимому, - думал дон Алонсо, - Святая Мадонна не позволила Бенкомо договориться с другими племенами острова, ниспослав Божественный свет на этих дикарей". 

После привала, в приподнятом настроении отряд де Луго двинулся дальше. На этот раз пунктом их назначения была богатая, урожайная долина Таоро.  

В пути де Луго предавался приятным размышлениям о почестях завователя, которые его ждут в уже осязаемом ближайшем будущем. Впрочем, он не забыл о необходимых предосторожностях, отправив впереди себя небольшой дозорный отряд. На всякий случай, чтобы исключить всякие неожиданности. 

Однако, как показали дальнейшие события, к неожиданностям он оказался совсем не готов. 

Отряд добрался до ущелья Асентехо, как вдруг один из разведчиков сообщил о множестве диких коз, мирно пасущихся на склонах. Солдаты приободрились, так как ужин обещал быть весьма сытым и вкусным. Дона Алонсо тут же завалили просьбами разрешить наловить несколько коз. Впрочем, де Луго и сам был не прочь отведать свежего мяса. Он немедленно отдал распоряжение направить весь отряд в ущелье.

Многие солдаты, смеясь, начали ловить коз. Козы, однако, в руки не давались и резво отскакивали от подкрадывающихся к ним испанцев. Действо увлекло солдат настолько, что они позабыли обо всем на свете. 

Но тут дон Алонсо обратил внимание на одну странную деталь - козы почему-то не разбегались кто куда, а двигались в одну единственную сторону - вглубь ущелья. Тем самым, они увлекали за собой солдат. Параллельно ушей де Луго достигал какой-то приглушенный звук, напоминавший то ли свист, то ли пение. 

И лишь когда армия испанцев целиком втянулась в ущелье, дона Алонсо посетила запоздалая мысль: "Уж не ловушка ли это?" Мгновенное осознание происходящего бросило де Луго в холодный пот. Гуанчи заманили их в ущелье, свистом подзывая к себе коз! 

Но было уже поздно. Со всех сторон на испанцев обрушился полный ненависти клич сотен голосов. Этот звук оглушал и вгонял сердце в полный ужас. Солдаты засуетились. 

"- Строиться! Строиться! Бегом! Бегом!" - надрывали глотки командиры отделений. Но быстро образовать  боевые порядки у испанцев не получилось. Солдаты были слишком сильно рассредоточены по ущелью. Драгоценное время было упущено. 

В испанцев полетели копья и здоровенные камни. Практически все из них достигали своих целей. Гуанчи всегда славились своей меткостью. То тут, то там падали на землю солдаты. Количество сраженных в один момент испанцев поражало. 

Де Луго, рискуя сорвать голос, криком отдавал команды, стремясь организовать хоть какую-то оборону. Он кидал своего коня то в одну, то в другую сторону, но возникший хаос был неуправляем. 

Солдаты принялись палить из мушкетонов куда глаза глядят. Однако, от такой неприцельной стрельбы толку было, конечно, мало. Да и грохот выстрелов гуанчей, как оказалось, совсем не пугал. 

Так заряды мушкетонов были мгновенно израсходованы, а перезарядка огнестрельного оружия того времени требовала немало времени. Времени как раз у испанцев и не было, т.к. склоны ущелья наполнились завернутыми в шкуры людьми. Колоссальной лавиной они обрушились на растерявшихся завоевателей. Сначала рукопашный бой принял передовой дозорный отряд испанцев, а мгновение спустя битва закипела и в районе основных сил де Луго. 

Мощная кавалерия, которую привел на остров дон Алонсо, сейчас оказалась бессильна. В узком ущелье свободы для маневра не было, и лошади гибли под ударами копий гуанчей, давя собственными телами своих наездников. 

 Бой кипел несколько часов. Нужно сказать, что тяжелое вооружение испанских солдат на этот раз сыграло с ними плохую шутку. Испанцы выдохлись быстрее гуанчей, которые, мастерски управляясь копьями и пращами, неизменно одерживали верх. Количество боеспособных единиц армии де Луго стремительно сокращалось. В тоже время гуанчи с неугасаемой энергией волнами накатывались на зажатое в ущелье войско и, казалось, не знали усталости. 

Видя как густо усеяно ущелье телами поверженных солдат и конницы, дон Алонсо понял, что проиграл. Осознав неизбежное, он лихорадочно принялся искать путь к отступлению. 

И вдруг мощный удар свалил его с лошади. Метко запущенный из пращи камень поразил дона Алонсо прямо в лицо, превратив его в кровавое месиво и выбив зубы. 

Де Луго тяжело упал на землю, чудом не напоровшись на собственный клинок. Украшенный перьями шлем слетел с его головы и со звоном укатился прочь. 

Перед тем, как потерять сознание, де Луго увидел своего коня, с хрипом рухнувшего оземь. Из шеи лошади торчало окровавленное древко копья. А потом на де Луго накатилась тьма и глаза его закрылись... 

Панно "Битва при Асентехо"

Битва при Асентехо произошла 4 мая 1494 года.

Это был сокрушительный разгром военной испанской экспедиции. Из каждых пяти солдат отряда выжил лишь один.

Что касается дона Фернандеса Алонсо де Луго, то этот человек чудом уцелел, несмотря на ранение. Под покровом ночи ему вместе со ста пятьюдесятью солдатами удалось подняться по склону и выйти к месту высадки. Там на небольшом суденышке де Луго вышел в океан, где его ждал военный испанский корабль. 

Гуанчи с удовлетворением наблюдали за бегством де Луго. Еще бы! Они одержали победу над многократно превышающем их по военной мощи противником.  

Стоит сказать, что с пленными гуанчи обошлись весьма благородно. Они не совершали над плененными испанцами насилия, обращались с ними вполне пристойно и, соблюдая правила честной войны, передали их при первой же возможности испанцам.

Испанская же благодарность оказалась несколько иной.

Спустя два года де Луго предпринял еще один поход. На этот раз он учел свои ошибки, что, безусловно, дало свои плоды. В новой кровавой битве гуанчи потерпели поражение. Великий менсей Бенкомо был убит. И дальнейшая судьба этого островного народа уже была предрешена.


Comments

( 7 comments — Leave a comment )
lkjhgfdsazx
Jun. 25th, 2011 03:51 am (UTC)
Луго бросил своих мародеров и позорно бежал, сняв красный плащ, чтобы не выделяться. Гуанчей выкосили болезни к следующему визиту Луго, а то, что он сделал позже с местным населением, называется геноцидом. Как и то, что сделал Луго с населением соседней Пальмы. В остальном же все было вполне "романтично":)
romarius_2010
Jun. 25th, 2011 04:43 am (UTC)
Какая ж там романтика? Геноцид и был. За несколько лет после вторжения испанцев, население острова сокралось чуть ли не втрое.

Кстати, во второй битве Бенкомо допустил большую ошибку - нельзя было встречать испанцев в открытом поле. Против испанской кавалерии и картечи у него не было никаких шансов. Непонятно, зачем он это сделал, возможно первый успех вскружил ему голову.
sinekvan
Jun. 25th, 2011 06:49 am (UTC)
Спасибо. Очень интересно :)
olivy74
Jun. 25th, 2011 07:33 am (UTC)
грустно. но интересно!
ruletkka
Jun. 25th, 2011 11:17 am (UTC)
присоединяюсь, весьма увлекательно написано!
romarius_2010
Jun. 25th, 2011 05:56 pm (UTC)
спасибо большое за отклики, не ожидал :)

и очень рад, что вам понравилось
ruletkka
Jun. 27th, 2011 07:17 am (UTC)
а вам - за то, что поделились с нами )
( 7 comments — Leave a comment )